Шоу начинается! (фрагмент интервью, которое записал Д.Третьяков в августе 2005г.).

А.Чеботарев в Зазеркалье - 1988г.

Борис Продоненко: — Группа «Зазеркалье» собралась осенью 1987 года. Собрались вместе люди, в общем — то от музыки далекие, и собрались совершенно случайно. В моде тогда был рок. Молодые ребята собирали группы. Всем очень хотелось играть на танцах для девушек. Мы учились вместе с Толиком Чеботаревым – у него тоже была навязчивая идея собрать рок группу. Он стал гитаристом, а я, соответственно, басистом. Название группе придумал, кажется, Николай Смирнов, еще один наш приятель. Он же стал сочинять в группе первые песни. Мы все были гитаристами, а барабанщики у нас постоянно менялись. Свой первый концерт «Зазеркалье» дало в декабре 1987 года, я уж не помню где. Затем мы сыграли на восьмое марта для сотрудниц мебельной фабрики на улице Красноармейской, шикарно тогда женщин поздравили. Потом был фестиваль «Рок-Дебют» в ДК «Красный Аксай» — дебют второй волны ростовского рока: «Театр Менестрелей», «Элен», «Там! Нет Ничего» и других ансамблей ставших позднее известными, потом еще один фестиваль и вынужденное затишье без концертов. А летом 1988 года мы встретили Сашу Скрынникова. Он стал нашим первым постоянным барабанщиком и самым верным, усидчивым участником ансамбля. С его приходом состав стабилизировался. «Зазеркалье» наконец-то стало регулярно репетировать. Так по прошествии года, к осени 1988 года мы, непонятно от чего, стали достаточно популярными в городе.

Александр Скрынников: — Состав в группе тогда был такой: Борис Продоненко– бас. Николай Смирнов – гитара, клавишные, вокал. Анатолий Чеботарев – гитара, вокал. Я на барабанах. Тексты в группе писали всегда разные авторы – сначала Смирнов, потом писал Чеботарев.

Борис Продоненко на одном из фестивалей.

Перед фестивалем в Таганроге Чеботарев сбежал. Почему сбежал – не знаю. Все ж безбашенные были, всем было по девятнадцать-двадцать лет. «Зазеркалье» — всегда был большой дурдом! Все для нас было в порядке вещей, даже побег лидер гитариста. На фестивале было много иногородних групп, из Ростова, из Украины, но мы были приглашены в качестве почетных гостей. Мы тогда почему-то считались металлистами. С нами в Таганрог приехала группа поддержки, очень мощная. Два дня был фестиваль, и мы к нашему выступлению загрузили уже всех. У нас Фан-клуб был сильнейший, он как-то сразу сложился, как будто мы играли уже несколько лет. Разгромили одну или две гримерки, так тогда было принято, по старой схеме. Мы еще шоу устраивали другим группам. Даже если группы об этом не просили. Харьковская группа «Шок», славная была группа, подошла к нам и отдала свой фестивальный приз – Это вам, пацаны! Это ваше. Мы выступали последними и все на фестивале ждали – они такие крутые, какое же у них будет выступление? И вот, наконец, мы на сцене. Коля напился, про гитару забыл, играл на одних клавишных. Мы с Борей были красиво одеты. Загримированы, накрашены, обвешены какой-то сумасшедшей хренью. У нас на сцене был детский горшок. С ним удобно. Из него сначала пиво пили. Потом мы пописали в него и запустили в зал. Народ это почему-то возмутило. Мы в ответ объяснили, что город Таганрог – полное говно. Тогда на сцену полетели камни. Еще уворачиваясь от камней, я вижу – не одни камни летят, еще летят цветы! Были все-таки в зале порядочные люди.

Бейдж А.Скрынникова на фестивале в г.Таганрог

Организаторы концерта комсомольцы, в конце выступления рубанули нам звук. Тогда это модно было – вырубать звук неугодным. Они спрашивают – Ребята, что вы наделали? На улице нас уже ждала разъяренная толпа. Фан клуб «Зазеркалья» в Таганроге нас пригласил, этот Фан клуб и решил нас убить. Комсомольцы сказали, что нас попробуют вывести менты. Приехали две группы автоматчиков, нас ждали. Я говорю организаторам – Щас, я грим смою, переоденусь, и меня никто не узнает. Выходим. Перед ДК на площади две сотни человек. Бог с ними с ментами думаю, сами прорвемся, никто нас не узнает. Идем. Я с чемоданчиком. Слышу сзади жуткий крик — Вот их барабанщик с чемоданчиком идет! Злая лютая толпа, готовая на убийство, окружает со всех сторон. Менты сделали коридор, и мы сквозь него пошли. Все вокруг орут, пиздец! Убежать уже никак не получается. Тут, два металлиста, что с нами постоянно тусовались, начали кричать на толпу – Всех сейчас попишем, суки! В темноте один из них достал расческу, как нож она блеснула. Стал махать ею как ножом. Мы стали на толпу орать и кидаться так и прорвались.

А.Скрынников на фестивале (кажется Нальчик).

Утречком, тихо выбрались из Таганрога. В Ростове, Игорь Ваганов собрал заседание в рок клубе. Пришла ему телега из Таганрога. Игорь сказал – То, что вы устроили это позор! Я за то, что бы вас выгнали из рок клуба, дебоширам у нас не место. Я спрашиваю его – Это вообще то рок-клуб или собрание райкома комсомола? Я простой ростовский парень, гопник одним словом и мне было наплевать на комсомол. Но, Ваганов в ростовском рок клубе был за главного. С ним все согласились. Так нас выгнали из рок клуба. После концерта в Таганроге мы решили продолжать играть, но необходимо было сменить название. Мы больше никогда не выступали от ростовского рок клуба, стали полностью независимыми и названия у нас менялись каждый концерт. Был большой фестиваль «Запретная зона» во Дворце культуры РИЖТ. Весною 1989 года. Мы уже зазвездели. Все ждут «Зазеркалье», а выходит Толик Чеботарев и говорит – Выступает группа «Знамя и голубь мира». Все кричат – «Зазеркалье» давай! В один и тот же вечер, через пол часа выходит наш шоумен Коля из Батайска и говорит — Выступает группа «НКВД» — Нежные камертоны ваших душ. Кем мы только не были, после изгнания – «Питсбург Пингвинс», «Индиры Ганди», «Давка Даунов». Название не главное. У нас был упор на тексты и шоу. В шоу участвовали все. Еще очень важной частью «Зазеркалья» всегда были мифы. Мы рассказывали про себя черте что. Боря, например, всем говорил, что играл когда-то в группе «Галактика». Очень популярная была хард-роковая группа. Я думаю, правда, что ли играл? Музыкант не плохой, но не так, чтоб очень профессиональный.
Спрашиваю – Боря, ты че серьезно в «Галактике» играл?»
— А какая тебе разница?
— А я вот нигде в таких популярных не играл.
— Почему?
— Не сложилось.
— А ты говори, что играл. Сложиться.
И я стал говорить всем, что играл в «Алисе». А как проверишь? Ну, иди спроси у Кинчева. Никто же не знал чужих составов. Знаешь сколько ростовчан в «Машине Времени» играли? Спроси у Макара. Он же старик, уж, наверное, и не помнит этого.

Бейдж А.Скрынникова на фестивале Закрытая Зона - 1989г.

Алексей Горис: — Я когда с Сашей познакомился, у него было прозвище «Алиса». Саша «Алиса» из «Зазеркалья».

Александр Скрынников: — Потом из Культпросвет училища к нам пришла девушка гитаристка. Оля Зубенко. Она народница, хоровичка. До сих пор хором руководит. Тогда она ходила в драных колготках, выглядела как настоящий панк. Она могла просто на сцене стоять, ей из-за внешности больше ничего и не надо, но она еще играла как Сьюзи Кватро, даже круче в миллион раз. Потом у нас появились настоящие профессиональные музыканты. Непонятно от куда. Появился такой соло гитарист Дмитрий Неподоба, он закончил РУИ по классу гитары. Причем гитарист действительно кайфовый, настоящий мэтр, джаз рок там, арт рок., а с ним еще профессиональный басист Владик Борода. (Дмитрий Неподоба — до сих пор один из лучших блюзовых гитаристов города. Забавно, но в отличии, от остальных музыкантов, он действительно играл в столичных популярных ансамблях, например в группе «Несчастный Случай»). Боря тогда уходил, приходил, в группе «Неизвестные» играл. Короче в «Зазеркалье», кроме барабанщика и басиста, было целых четыре гитариста, из которых двое играли соло. Пел Толик Чеботарев, он же все песни писал. Таким составом мы поехали на фестиваль в Нальчик летом 1989 года, уже в качестве хэдлайнеров. Металлический фестиваль. Но, кто же об этом знал? Мы приезжаем, а там черно от металлов. Все ходят в коже и модничают какая у кого гитара. У Неподобы была классная гитара. А Чеботарев, он был в полном отрицалове. У него была какая-то дешевая обшарпанная «Аэлита», струны ржавые, по хуй все. Он ее показывал и говорил – Вот это гитара, не то, что ваше американское говно. Нас пригласили в гостиницу, а мы же морды наглые, со своей тусовкой приехали. — А пацаны, где будут житъ? Так нас и поселили со своей тусней. Вином нас тусня поила, волшебный дым опять таки.
Фестиваль был дико металлический. Мы ему не соответствовали абсолютно. Помню, была группа «Люцифер» из Белоруссии. Волосатые, крашенные как чудовища. Соответствовали названию. Ходили как зомби мрачные, в гриме. У них барабанщик был веселый парень. Такой типичный белорус, открытый, улыбающийся. Как только в комнату входили его музыканты. Все! Он мрачный, над ним демоны. Надо соответствовать. Там все такие были. Мы даже захотели на фестивале переименоваться в «Пиршенство демонов». Но у нас куча гитаристов и шоу лучше всех, так что мы достойно выступили. Хэдлайнеры же, не как остальное говно.

Олег Гапонов: — Так всегда. Приезжаешь на любой фестиваль, хочется быть круче всех. Все спрашивают, а как вы называетесь? – «Зазеркалье». А «Зазеркалье» такое доброе название, сразу хочется переименоваться в какую ни будь гадость.

Александр Скрынников: — Когда все увидели, что у нас девушка гитаристка все приехуели – девушку пускать на сцену! Да она еще и курит? Ужас! В Нальчике в первый день нам дали сопровождающего. Мы хотели погулять, нам вежливо сказали – Не надо! Вот вам сопровождающий, без него никуда. Гуляем по городу. Заходим в пивную. Там, как в Ростове – дым коромыслом. Народ шумит. Только сплошь все кабардинцы. Мы заходим и все, сразу тишина гробовая. Я подумал, что оглох. Тут один встает, подходит. А мы же все прикинутые нормально, у меня волосы до плеч. Он мне заявляет – Ты волосы отрастил, лучше б ты грудь отрастил. Ну, сцепились, думаю, все, сейчас будет убийство. Будем стоять на смерть, но слишком уж их много. Тут наш сопровождающий от куда-то появился, что-то громко сказал ему по-кабардински и все, все снова пьют, веселятся. Нас даже стали пивом угощать. Я спрашиваю, — Что ты ему сказал, научи? – Я сказал ему, что вы музыканты, наши гости, а он не выказывает вам должного уважения. Где его кавказкое гостеприимство?
Мы неделю жили в Нальчике, пьянствовали, пока шел фестиваль. После очередного нашего выступления все нас стали спрашивать – Ребята, зачем вам такие классные музыканты? Музыка у вас хорошая, конечно, но она же простая. А Неподоба, действительно, на концертах творил чудеса исполнительского мастерства. Он давал там такого Хендрикса! Все друг перед другом хвастались мастерством. Я думаю, чем бы нам похвастаться. А вот чем – мы просто хорошие ростовские ребята. Нас на сцене объявляли – А вот это и есть настоящие панки! Ну, панки, так панки. Нам денег особо не заплатили, но организаторы сказали — Ребята мы вам много не заплатим, но устроим для вас банкет. Можете пригласить кого хотите. – Кого хотим? Ага. А на фестиваль приехала от ростовского рок-клуба группа «Новое Время», это бывшая аксайская «Чистая вода», популярная в то время. Нас как звезд пригласили в Нальчик, а в ростовском рок-клубе обиделись, мы же поехали сами по себе. Поэтому от Ростова на фестивале было две группы. Мы аксайцев позвали на банкет и он удался на славу. Погромили мы по пьяни это кафе. Накурились в усмерть. Плана в кулек нам насыпали на дорожку. По приезду из Нальчика мы распались, и распались, как тогда казалось окончательно, в клочья.

Записал Д.Третьяков (август 2005).

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s