Солдатская совесть.

Баллада о слепой девочке. (1989)

Это было давно, мир прекрасен так был своей яркостью,
Что девчонке, рожденной на свет, подарил слепоту,
Ей всю жизнь, навсегда разорвав с мира светлою радостью,
Утром каждым из тьмы поднимав, снова вел в темноту.

«Ах проклятый ты мир, от меня зачем скрыл свои прелести?» —
Так ругала она тот далекий утраченный свет.
«Хочу видеть листву, а не слышать во тьме ее шелесты,
В своей школе родной Ильича хочу видеть портрет».

И у мира она для себя попросила погибели.
Стала чахнуть, как липовый лист на осеннем ветру.
Говорит: «Перед смертью хочу видеть свет и родителей,
Дай прозреть перед смертью хотя б на минуту одну».

Умирая она головою своей к земле клонится,
Но слепыми глазами не зная цветов красоту.
Смерть не сразу придет, даже Смерть подождет у околицы,
И костлявой рукой пожалеет – утрет ей слезу.

И открылся ей мир своей правдой кошмарной убогою,
Нечистотами, мерзостью, падалью, адом предстал.
Всюду кровь и гробы, пидерасты – преступников логово,
На убитых младенцах стоял Сатаны пьедестал.

И она навсегда стала жить-проживать в этом ужасе,
Стала ненависть лютую в юном сердечке носить,
Но она нашла счастьичко свое в этом мире без будущего,
И для этого может быть стоило видеть и жить.

Песня о хорошем человеке. (1990)

Как только жизни ветхие страницы,
Приходит время с корнем вырывать, —
Ангел Смерти в черной колеснице,
Людишек блядских едет убивать.

Любил ты, человечек, игры, танцы,
Покой и подлость рабскую любил,
Сентиментальным зонтиком мещанства
Солдатской совести химеру ты убил.

В такое время – все кругом собаки,
Из тысячи затылков, лиц и спин,
Из мусора людского из клоаки –
Хороший человек всегда один!

Он любит жизнь, он смерти не товарищ,
Солдат и друг – судьбы покорной сын.
Он прошагает сквозь кошмар пожарищ
И в новый мир войдет как господин!

Космонавты мертвы. (1990 – на гибель Челленджера)

Спит все кругом, — города и поля голубые,
Но морзянкой нарушен покой городской среди тьмы, —
Слышишь Земля, как тревожно стучат позывные, —
Твои космонавты, твои космонавты мертвы.

Их выбрало время! И космосу черному жертвует.
Так науки алтарь принимал человека мечты,
И в эту мечту о любви человечество верует,
Пока космонавты, пока космонавты мертвы.

Мы стали стремительны, миру мы служим торжественно,
Кто в космос не верит, — они никогда не правы,
Клянемся Земля – завтра в Смерть будем мы путешествовать,
Коль сегодня твои, твои космонавты мертвы.

Их выбрало время! И космосу черному жертвует.
Так науки алтарь принимал человека мечты,
И в эту мечту о любви человечество верует,
Пока космонавты, пока космонавты мертвы.

Слушай лирику, детка несчастная,
Сиротка голодная, личико грязное,
Каша вонючая каша овсяная,
Горько рыдает мать твоя пьяная,
Детку купили для кровопускания,
Мать собирается, гладит пеленочки,
Ее убедили, что для процветания,
Мир нуждается в крови ребеночка,
Мир уничтожит голод и стужу,
И нищету и отсутствие этики.
Мир пожирает ребеночка душу,
Чтобы вступить в век кибернетики.

Письмо (1990 – реконструкция армейской баллады)

Я ребятам письмо посылаю на волю,
Про солдатскую долю я братишкам пишу,
Как холодной зимой паренек один, Коля,
В закавказских горах был убит на посту.

Дома для толстожопых музыканты играют,
Что за Запад готовы мать родную продать,
Все гуляют и пьют, а пацан умирает,
Потому, что он родину не умеет предать.

Им скажите: «За вас пулей подлой прострелян,
Гордо принял он смерть и не дрогнула бровь»,
Ну а вам остается в кабаке до предела,
Со спокойной душой пропивать его кровь.

Вы живете как те ненасытные гады,
Что с газетных страниц смуту вносят в наш дом,
Парень жизнь отдавал, а они будто рады,
Что о нем по ночам мать рыдает тайком.

Ты с детства о море мечтала (1990)

Ты с детства о море мечтала,
Ты с детства на море рвалась,
Но смерть тебя повстречала,
И жизнь твоя оборвалась.

Мы классом тебя хоронили,
Ты в школе была лучше всех,
С тобой все ребята дружили,
Любили твой радостный смех.

Так что ж ты покой не находишь?
Зачем ты тревожишь друзей?
По кладбищу мертвая ходишь,
Зовешь нас к себе поскорей.

Не надо над гробом смеяться,
Смеяться на Родиной срам,
Нас мир научил поклоняться,
Чужим и рогатым богам.

А молодость гибнет на взлете,
И смертию жизнь молодит,
Но жизнь тонет в смрадном болоте,
Чужими костями гремит.

С чем юность пойдет незаметной?
В объятия смерти седой,
Со ржавой монетою медной,
И тщетной своей головой.

С пеленок мокрых до гроба (1990)

В школе скоро прощальный звонок,
В тишине шел последний урок,
Мальчишка ручку сжимал как курок,
В его глазах боль и злоба.

Сгорал он сердцем от мысли простой,
Что мир не нужный жестокий пустой,
Плодил мальчишек с готовой судьбой,
С пеленок мокрых до гроба.

Учитель бледный сказал о любви,
Как в небе чистом кричат журавли,
О тех, кто строит станки, корабли,
Что в недрах спрятала твердь.

В журнале классном он ставил кресты,
Рукою скользкой раздал он листы,
Сказал он тему про мир красоты,
Учитель бледный как смерть.

Что в сердце жизнь написала не смыть,
Мальчишка хочет губителем быть,
Он может смог бы и жить и любить,
Но мир сожрал его душу.

И он не знает кто он теперь,
Без рода племени маленький зверь,
Для новой жизни распахнута дверь,
В пустоту, голод, стужу.

Счастье зверя в победе (1990)

В квартиру «четыре» в дверь,
Громко звонок зазвонил,
Но зашуршала соседская дверь, —
Собаку звонок разбудил.

В квартире «четыре» дверь
Открыл седовласый Никита,
Он увидел двоих – у одного портфель,
Да, это были бандиты.

Один из портфеля молоток достал,
Смертельным был удар опасный,
Никита чуть-чуть постоял, а потом упал,
От крови седина стала красной.

Беду почуял и метался в волнении,
Очень умный соседский зверь,
Чувства собаки пришли в смятение,
Она хочет открыть дверь.

Собака была одна дома,
Ее хозяин школьник-отличник,
Уехал с матерью к отцу,
Отец был пограничник.

Кровь Никиты затекала в паркетные щели,
Пока бандиты грабили золото и серебро,
И когда мы потом уже смотрели –
Крови натекло почти ведро.

Но не успели бандиты скрыться,
Собака сумела открыть дверь,
И тому, что с портфелем выгрыз поясницу,
Бесстрашный пограничный зверь.

А второму горло перегрызла смело,
Да так, что голова потом оторвалась сама,
Чтоб никогда больше не посмела
Эта сволочь грабить наши дома.

Победно светился собачий оскал,
Сердце как пулемета магазин,
Но послышался крик: «Ко мне, Байкал!»
Вернулся хозяин – пограничника сын.

Мальчик увидев победу сказал:
«Собака пограничную школу помнит,
Байкал преступников наказал,
Так как убивал пакистанских наймитов…».

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s